Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Сказка для совкодрочеров всякого возраста

Было это давным-давно, когда еще была великая страна СССР, которой руководил лично дорогой товарищ Леонид Ильич Брежнев,
Жила-была девочка Алиса, пионерка и отличница. И вот однажды, когда она сидела на лавочке во дворе своей девятиэтажки на углу улицы Свердлова и переулка Воинствующих Безбожников, и читала книжку Бонч-Бруевича "Детям о Ленине", к ней подошла тетенька в старинном платье, как на картинке из книжки про Ленина, и сказала голосом, звенящим, как серебряный колокольчик (так подумала Алиса, насмотревшаяся самого доброго в мире кино, хотя она никогда не видала серебряных колокольчиков и понятия не имела как они звенят):
- Здравствуй. Алиса! Я- добрая фея. Я знаю,что сегодня у тебя день рождения. Проси у меня что хочешь, и я исполню любое твое желание.
Collapse )

Сказка

В одной грамматике были правильные и неправильные глаголы.
Правильные глаголы, постоянно чморили неправильных: «Ты ж глагол! Глагол, сука, а не пригалательное какое-нибудь недоделанное! Будь как все глаголы!»
В конце концов неправильным глаголам это надоело, и они вышли на демонстрацию с лозунгами: «Неправильных глаголов не бывает!» «Долой правила!» «Правила – это фашизм!»
И потребовали, чтобы для неправильных глаголов построили отдельные туалеты.
Смута длилась долго, пока наконец не призвали разрешить ее Розенталя. Розенталь же издал такой грамматический закон: «Нет правила без исключения».
С тех пор в грамматике наступили мир и спокойствие.

Из истории русской подлости-3

Летом 1831 года Пушкин находится в состоянии патриотического возбуждения, следит за новостями с польской войны, читает воинственные статьи и парламентские отчеты во французских газетах, возмущается, негодует и ждет европейской войны против России за Польшу. Из его письма Вяземскому:

«Ты читал известие о последнем сражении 14 мая. Не знаю, почему не упомянуты в нем некоторые подробности, которые знаю из частных писем и, кажется, от верных людей: Кржнецкий находился в этом сражении. Офицеры наши видели, как он прискакал на своей белой лошади, пересел на другую бурую и стал командовать — видели, как он, раненный в плечо, уронил палаш и сам свалился с лошади, как вся его свита кинулась к нему и посадила опять его на лошадь. Тогда он запел «Еще Польска не сгинела», и свита его начала вторить, но в ту самую минуту другая пуля убила в толпе польского майора, и песни прервались. Все это хорошо в поэтическом отношении. Но все-таки их надобно задушить, и ваша медленность мучительна. Для нас мятеж Польши есть дело семейственное, старинная, наследственная распря; мы не можем судить ее по впечатлениям европейским, каков бы ни был, впрочем, наш образ мыслей. Но для Европы нужны общие предметы внимания в пристрастия, нужны и для народов и для правительств. Конечно, выгода почти всех правительств держаться в сем случае правила non-intervention <невмешательства>, то есть избегать в чужом пиру похмелья; но народы так и рвутся, так и лают. Того и гляди, навяжется на нас Европа. Счастие еще, что мы прошлого году не вмешались в последнюю французскую передрягу! А то был бы долг платежом красен.» . Collapse )

Из истории русской подлости-2

Одно из самых тошнотворных стихотворений русской классики – пушкинский отрывок «Он между нами жил». Тошнотворный каким-то тартюфовским, елейно-лицемерным духом.
История его такова.
В 1833 году Пушкин получил собрание сочинений Мицкевича, а в нем стихотворение «Друзьям-москалям», звучащее так (в переводе Р.Якобсона):

Вы - помните ль меня? Когда о братьях кровных,
Тех, чей удел - погост, изгнанье и темница,
Скорблю - тогда в моих видениях укромных,
В родимой череде встают и ваши лица.
Где вы? Рылеев, ты? Тебя по приговоре
За шею не обнять, как до кромешных сроков, -
Она взята позорною пенькою. Горе
Народам, убивающим своих пророков!
Бестужев! Руку мне ты протянул когда-то.
Царь к тачке приковал кисть, что была открыта
Для шпаги и пера. И к ней, к ладони брата,
Пленённая рука поляка вплоть прибита.
А кто поруган злей? Кого из вас горчайший
Из жребиев постиг, карая неуклонно
И срамом орденов, и лаской высочайшей,
И сластью у крыльца царёва бить поклоны?
Collapse )

Из истории русской подлости

1863 год – одна из самых позорных дат в истории русского общества. И не потому, что в том году в очередной раз подавляли очередное польское восстание. А потому, что это подавление было поддержано искренним и мощным шовинистическим энтузиазмом, и не среди наследников Булгарина и Греча, которым по службе полагалось, а именно среди массы общества, еще вчера вполне себе либерального. Когда в 1831 году Пушкин (бывший, увы, пионером и на этом поприще) издал «Клеветникам России» и «Бородинскую годовщину», от него отвернулась половина Петербурга, внучка Кутузова перестала с ним здороваться, а Вяземский писал: «Власть, государственный порядок часто должны исполнять печальные, кровавые обязанности, но у Поэта, слава Богу, нет обязанности их воспевать». Но Пушкин, по крайней мере, воспевал Паскевича, взявшего Варшаву в ходе полноценных боевых действий. Спустя три десятилетия, в Английском клубе уже собирали подписку в честь Муравьева-вешателя, ставшего героем лишь за то что он установил режим террора в Литве. Когда генерал-губернатор Петербурга князь Суворов отказался подписаться, обозвав Муравьева «людоедом». Тютчев тотчас излил свое возмущение в следующих стихах:

Collapse )

Новости древнегреческой мифологии

Артемидор Мантинейский
О ПОДВИГАХ КРЕАКЛА


Гипербореи производят себя от героя Креакла, который, по их словам, совершил множество подвигов. Так, рассказывают, что он организовал массовый митинг против бесчинств Немейского льва; серию одиночных пикетов против Лернейской гидры; сбор средств на очищение Авгиевых конюшен. Также он набрал 100 тысяч подписей под петицией к разбойнику Прокрусту с требованием сделать размеры его ложа более соответствующими росту среднего человека, и написал книжечку о том, кому на самом деле принадлежат золотые яблоки Гесперид. Некоторые также причисляют к подвигам то, что он был избит на Стимфалийском болоте воинами, рожденными из зубов дракона. Свершив эти подвиги в течение, по одним рассказам - года, по другим - двух, Креакл исчез. Иные говорят, что видели его в Скифии, где он учил сыновей Геракла, как следует правильно бороться с чудовищами. Иные же наоборот, утверждают, что видели его вдохновляющим рать гиперборейского тиранна Фаллократа, когда тот готовился воевать со скифами за некоего, изгнанного из Скифии, похитителя шапок. Некоторые же уверены, что Креакл спит глубоким сном, но в назначенный час проснется, изгонит тиранна и очистит гиперборейскую землю от всех чудовищ.

Баллада о диссертации В.Мединского

Владимир Высоцкий

БАЛЛАДА О ДИССЕРТАЦИИ В.МЕДИНСКОГО

При царе весьма серьезном,
При самом Иване Грозном,
Под английским псевдонимом
Мистер Джон Ланкастер Бек
Средь бояр, стрельцов, монахов,
Добрых русских вертопрахов
Жил в российском стольном граде
Нероссийский человек.

Джон Ланкастер в одиночку
Преимущественно ночью
Что-то чиркал при лучине,
Как лазутчик и урод –
А потом в нормальном свете
Представало в черном цвете
Все, что любим мы и ценим,
Все, чем гордится наш народ.

Collapse )

Не читал, но осуждаю

Только что узнал, откуда взялась классическая фраза «не читал но осуждаю». Источник фразы, оказывается – письмо трудящегося, опубликованное в «Литературной газете» 1 ноября 1958 г.

«ЛЯГУШКА В БОЛОТЕ
Что за оказия? Газеты пишут про какого-то Пастернака. Будто бы есть такой писатель. Ничего я о нем до сих пор не знал, никогда его книг не читал. А я люблю нашу литературу - и классическую, и советскую. Люблю Александра Фадеева, люблю Николая Островского. Их произведения делают нас сильными… Много у нас хороших писателей. Это наши друзья и учителя. А кто такой Пастернак! Читателям его произведений видно, что Октябрьская революция ему не по душе. Так это же не писатель, а белогвардеец. Мы-то, советские люди, твердо знаем, что после Октябрьской революции воспрянул род людской… <следует подробный мемуар об отце, прошедшем войну, и о трудовом пути самого «автора», строящего Сталинградскую ГЭС> Вот ночью была буря, много наделала бед. Трудная была ночь. Сегодня все исправлено. А какая там буря в луже у Пастернака? Как у лягушки в болоте. Бывает, такое болотце вместе с лягушкой мой ковш зачерпнет да выкинет.
Допустим, лягушка недовольна и еще квакает. А мне, строителю, слушать ее некогда. Мы делом заняты. Нет, я не читал Пастернака. Но знаю: в литературе без лягушек лучше.
Филипп Васильцев, старший машинист экскаватора
Сталинград»


Тут вечная дилемма благонамеренного советского общественника: он должен осудить Пастернака или Солженицына, подчеркнув при этом, что он сам этой гадости ни боже мой не читал.



Школа злословия: Григорий Померанц (24.11.2008)

Померанц по масштабам своей личности гораздо крупнее Солженицына. Не в пример. Но у Солженицына были шоры - и в этом была его сила. Он пер, куда его вела мания, не рефлексируя. И так вышло, что эта мания совпала с историческим запросом общества. На протяжении полутора десятилетий Солженицын выступал историческим тараном, сначала с Иваном Денисовичем, потом с Архипелагом. Тарану вовсе нет необходимости обладать тонкой организацией. Таран - это просто бревно, но систематические удары бревна, правильно подвешенного, крушат крепостные стены. Вот поэтому Померанц и проходит в новостях как "оппонент Солженицына", а не наоборот.

Деморализация

«Режим уже проиграл революции. Да, это все еще стоит нам жизней, но они уже проиграли в конечном итоге, и мирные способы борьбы только гарантируют наше демократическое будущее (…) Главная задача теперь состоит в том, чтобы взглянуть за пределы  этого режима, чтобы объединиться и построить свободное, демократическое общество, так, чтобы наши враги не могли разделить нас и использовать в своих интересах хаос, когда режим наконец падает.  Хаос - факт, которого мы не должны бояться. Он сопровождает почти каждую революцию и является горькой действительностью, которую мы только должны принять, чтобы достигнуть чего-то большего: свободы.»

Вы сами понимаете, что это сказано не в России. Это сказано на днях в Лондоне неким Перебаром Хаджо, членом Сирийского Курдского Совета. 

А вот цитаты к характеристики морального состояния страны хомяков и овощей. 8 февраля, т.е. к годовщине дуэли Пушкина, агентство «Новый Регион-Челябинск» провело опрос среди учеников старших классов гуманитарных гимназий (!), попросив их написать сочинения, посвященные дуэлям вообще и дуэли Пушкина в частности. Вот результаты:


Collapse )