Древнерусское

ИЗ СЛОВАРЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ЯЗЫКА СРЕЗНЕВСКОГО
БЛЯСТИ - заблуждаться.
БЛЯДЬ - обман, пустяки.
БЛЯДЬ - обманщик; безумный; прелюбодейка.
БЛЯДНИК - пустомеля, суеслов.
БЛЯДИВЫЙ - пустословный
БЛЯДЛИВЕЦ - пустомеля, суеслов.
БЛЯДОВАТИ - суесловить.
БЛЯДОСЛОВИЕ
БЛЯДЬНО - вздорно.
БЛЯДЬНЫЙ - вздорный.
БЛЯДЬНЯ - прелюбодеяние
БЛЯДЬСТВО - невоздержанность.
В Остромировом евангелии место из Луки, 24, 11, в синодальном переводе: "И показались им слова их пустыми, и не поверили им" звучит так: "Явишася предъ ними яко бляди глаголи ихъ".
***
А еще в "Изборнике Святослава" 1073 г. упоминаются люди, "дрочащиеся на торжищах" - так переведено с греческого "гордо ступающие на площадях". "Дрочение" тут - "надмение". Другие примеры употребления: "гръдо бе(за)коние дрочитъ тело твое", "пустошьнаго и богомьрзънаго дроченья прьзорьнаго".

Пять заповедей американского борца с расизмом/Five Commandments of American Fighter Against Racism

1. Все человечество от Бога поделено на расы. Человек определяется расовой принадлежностью. Человек есть то, что есть его раса.
2. Расы бывают полноценные и неполноценные.
3. Из них белая раса достигла поразительных успехов в экономике, науке, культуре и вообще является создательницей окружающей нас цивилизации.
4. Поэтому белая раса - неполноценная. Все белые несут в себе эту неполноценность. Ее невозможно избыть, ее можно только осознать и каяться в ней.
5. Белый, недостаточно глубоко осознающий свою неполноценность, заслуживает порки и перевоспитания. Белый, принципиально отказывающийся осознавать свою неполноценность, заслуживает суда Линча.
Collapse )

Из истории Нагорного Карабаха

В начале 18 века Варандой (район Шуши-Степанакерта) правил армянский мелик Хусейн, сын Шахназара. Он принадлежал к роду Допянов, который был ответвлением династии властителей Хачена (Нагорного Карабаха) Араншахиков, в свою очередь являвшейся ответвлением рода властителей Сюника, известного еще со времен Великой Армении. Мелик Хусейн отличился в событиях, связанных с падением Сефевидского государства и борьбой против турецкого вторжения. Он умер в 1736 году, и эпитафия на его могиле гласила:
О мелике Хусейне
На надгробии его высекаю.
Был он владыкой всей Варанды
С тридцатью пятью селениями.
И стол его был полон хлеба
И всем подавал он милостыню.
Внешностью был он прекрасен,
Гордостью являлся армянской нации,
В битвах беспощадно убивал персов,
Храбро воевал с османцами проклятыми,
Не платил он дани ни одному царю,
Был мощным оплотом всей страны.
У мелика Хусейна было две жены. Первая жена Анна-хатум, сестра мелика соседнего Дизака, была героиня: именно она в первую ночь Великого поста 1733 года организовала и возглавила, за отсутствием бывшего в походе мужа, резню турок, расположившихся на зимние квартиры в резиденции меликов Аветаронц (в ту ночь турки вообще были вырезаны по всему Карабаху по договоренности карабахских меликов). От Анны-хатум у Хусейна был сын Овсеп, человек мягкий, кроткий и любивший книги. Кроме того у Хусейна был сын Шахназар от Зухры-ханум, турчанки, дочери хана Нахичевани, которую Хусейн привез в качестве пленницы из похода и затем женился на ней. Шахназар был полной противоположностью брату: красив, энергичен, обаятелен, крайне развратен и совершенно бессовестен и неразборчив в своем честолюбии.
После смерти Хусейна Варандой стал править его родственник Мирза-бек, человек дерзкий и решительный, он вызвал гнев Надир-шаха и тот его казнил, а правителем Варанды назначил Овсепа. Но Шахназар решил захватить власть и, напав ночью на крепость Аветаронц, перебил всю семью мелика Овсепа, причем брата как говорят убил собственноручно. Остальные мелики Карабаха, возмущенные преступлением, двинулись на Варанду и осадили Аветаронц, чтобы наказать Шахназара. Крепость они однако взять до зимы не смогли и ушли, разграбив окрестные деревни и твердо решив вернуться с наступлением весны. В такой крайности, Шахназар обратил взоры на некоего Панаха, из кочевого племени Джеваншир, бывшего разбойника, который после смерти Надира стал сильным человеком в Равнинном Карабахе т самовольно провозгласил себя ханом Карабаха. О дальнейшем Мирза Адегизаль-бек, историк карабахских ханов, сообщает в таких выражениях:
"Мелик-Шахназар почувствовал свою слабость от того, что крылья его были сломаны. Так как он был дальновидным, то решил в знак искренней преданности вдеть в ухо кольцо покорности и приложить лицо свое к порогу хана, лелеющего рабов, опоясаться поясом верноподданности в отношении хана. Он всячески подчеркивал свое благорасположение и любовь к хану. Это он напомнил о существовании того места, где ныне расположена Шуша. Это он расхвалил хану красоту этой местности, привел его и показал ему ее. Высокопоставленному Панах-хану место очень понравилось, и он на том (месте) приступил к постройке города и избрал его для своего пребывания".
Таким образом в сердце армянской Хамсе обосновался тюркский хан в союзе с армянским меликом, и в течение последующей четверти века (в 1750-х-1770-х) Панах и его сын Ибрагим полностью подчинили все пять армянских меликств, причем Ибрагим конфисковал земли многих видных армян и в том числе наследников Шахназара.
В Аветаронце у Шахназара был конюх Григорий. Сын этого Григория, Ростом, по слухам подростком убежал в Астрахань и поступил там в ученики к полковому маркитанту и стал выдавать себя за армянского князя, в 1799 году он во всяком случае оказывается в свите мелика Джумшида, сына Шахназара, в Петербурге и там Джумшид выдает ему грамоту о княжеском происхождении, Павел I подтверждает княжский титул своей грамотой и зачисляет 17-летнего Ростома в гвардию под именем Валериан Григорьевич Мадатов. В русской армии Мадатов, отличавшийся отчаянной храбростью, делает карьеру не хуже чем его современники в наполеоновской Франции, в 1816 году возвращается в Карабах уже в качестве генерала, командующего войсками в Карабахском ханстве, а в следующем году становится окружным начальником ханств Карабахского, Ширванского и Шекинского. Тут ему приходит в голову получить во владения земли Варандинских меликов, на которых он провел детство, хан Мехти-кули разумеется тотчас удовлетворяет эту прихоть и выдает ему грамоту на Аветаронц и еще 15 окретсных деревень. Мадатов первым делом велел снести дворец мелика Шахназара и на его месте построить себе новый, а на удивленный вопросы - зачем ответил с воистину классовой ненавистью: «Когда мелик Шахназар строил этот дворец, я был еще мальчиком. Я перетаскал столько камней при сооружении этого дворца, что у меня до сих пор болит спина».
Джумшид, сын Шахназара, пытался протестовать, и с точки зрения местных обычаев совершенно справедливо, потому что земли были родовой собственностью, которой ханы распоряжаться не имели права: Панах например даже не имел в Нагорном Карабахе места для кладбища ему пришлось покупать у меликов Хачена местность Агдам, чтобы было куда лечь в землю. Но русские, исходя из своих представлений о правах, отвечали, что Карабахские ханы суть самовластные государи в своих владениях и они в их распоряжения вмешиваться не могут.
Такова была награда Мелик-Шахназарянам за предательство.

О праве народа Карабаха на самоопределение. Взгляд международного юриста

Особое мнение судьи Европейского суда Пинто де Альбукерке в деле “Чирагов и др. против Армении”, 16 июня 2015. Очень хорошо изложены основы права самоопределения и отделения и показано, почему Крым и Карабах - это принципиально разные вещи.

V. Право на исправляющее отделения в международном праве

A. Презумпция против отделения (к сведению ватников - Sfr)

Международное право регулирует образование новых государств, в том числе сепаратистских. Поскольку образование государств путем отделения или любых других средств не является вопросом чистой политики, признание не является дискреционным (зависящим от произвольного усмотрения), не говоря уже о произвольном решении каждого государства. В международном праве существует принцип запрещения отделения без согласия, который вытекает из принципов территориальной целостности и суверенитета, установленных статьей 10 Пакта Лиги Наций и пунктом 4 статьи 2 Устава ООН. Презумпция против отделения еще более убедительна, если оно произошло посредством применения силы, поскольку это противоречит обычному и договорному запрету на применение силы, (...). То же самое относится и к использованию «других вопиющих нарушений норм общего международного права, в частности нарушений императивного характера (jus cogens)» . Ex injuria jus non oritur (беззаконие не создает права).

Б. Отделение без согласия как выражение самоопределения

(i) Фактические и юридические требования отделения

Collapse )

Побег

Мы долго шли сквозь вьюгу и ночной мрак. Мы, кучка небритых мужчин в обтреханных ватниках, бежавших из нашей темной, вонючей, пропахшей парашей и портянками тюрьмы. В наших ушах еще стоял лай собак и мат конвоиров, но мы были уже вне их досягаемости! Животы подводило от голода, но воспоминания о баланде и жидком чае нас не мучали. Мы шли и шли вперед, на группу огней, сиявшую где-то на горизонте. Нам было известно, что там находится Сияющий Город На Холме - город веселых и свободных людей. Группа огней становилась все ближе, ближе, и наконец уже перед нами был холм, буквально залитый морем света. Из последних сил мы сделал рывок - и были уже у подножия холма.
И мы увидели множество людей в разноцветных клоунских костюмах, которые при свете прожекторов занимались делом - натягивали колючую проволоку, устанавливали вышки. Мы увидели над проволокой огромные подсвеченные билборды: "Товарищ! Будь нетерпим и беспощаден ко всем нарушениям толерантности!" "За недостаток эмпатии - расстрел на месте" "Сообщайте в Антирасистский Комитет обо всех расистах, заявляющих, будто белые должны быть равны с черными! Телефон горячей линии....""Грязные мужики! Руки прочь от женщин!" И надо всем этим переливалась разноцветными неоновыми огнями огромная надпись на воротах: "РАБСТВО ДЕЛАЕТ СВОБОДНЫМ"

Наш человек в Рейхе

Сюжет для романа на модную теперь в России тему про попаданцев. Скабеева (условно) прогуливается по Берлину, готовя патриотический репортаж к 9 мая и одновременно присматривая, что бы прикупить из недвижимости, и вдруг проваливается в 1939 год. Ее принимают за шпионку, гестапо, все дела. Она говорит: я вам буду полезна, вы проиграете войну, а все потому что у вас пропаганда топорно работает. Я вас научу как надо вести пропаганду. Немцы так удивлены, что Геббельс берет ее в виде эксперимента с испытательным сроком.
В ночь на 1 сентября Геббельс вызывает ее:
- Скабеева, тут у нас пиздец. Эти идиоты в Гляйвице прокололись: зачитали текст с немецким акцентом и еще и с ошибками. Теперь никто не хочет верить, что это были поляки! Если мы срочно что-нибудь не придумаем, англо-французские плутократы объявят нам войну!
- Все нормально, шеф! Говорим что это - решающее доказательство того, что на Гляйвиц напали поляки. Неужели в Германии не нашлось бы профессионалов, чисто владеющих польским языком? Конечно же это были не мы. Это поляки переоделись немцами, переодетыми поляками, чтобы таким образом спровоцировать Англию и Францию напасть на Германию.
Геббельс тотчас объявляет это по радио. Англичане и французы впадают в ступор. А Геббельс их добивает:
- Где ваши доказательства? Где судебное решение?Разве Англия не родина идеи права? Как же она может обвинять Германию без доказательств? Где презумпция невиновности?
Англичане в шоке. Геббельс напоминает, как в 1807 году они сожгли без объявления войны датский флот на рейде Копенгагена. Разве вправе они после этого кого-то осуждать вообще? И концлагеря строили в Африке, да.
Между тем, восставшие горожане Данцига развивают успешное наступление на Варшаву и проводят совместный с РККА парад в Бресте.....
Ну так далее, вплоть до водружения красного со свастикой Знамени Победы над куполом вашингтонского Капитолия.

Немного о русофобии

- Соседи гады, они меня ненавидят и преследует, а вчера сосед слева даже зверски меня избил! Это потому что он - пидоры, а я нормальный мужик, и духовность у меня, "Любэ" слушаю и этого как его... Чайковского и в церковь хожу, вон даже на груди купола вытатуировал!
-А сосед говорит, что ты насрал у него под дверью.
-Ничего я не срал!
- Так ведь свидетели есть!
- Ну во-первых это он сам насрал чтобы меня оклеветать, во-вторых пусть докажет что это я, в-третьих что же мне было делать когда приспичило, а в четвертых так ему и надо потому что он пидор и меня ненавидит! А я добрый! С теми кто меня любит и я добрый, вот соседской девчонке конефетку дал...
-Но она говорит что ты ее изнасиловал!
- Врет, сучка! Шлюха такая, сама под меня легла, по любви! А что придушить ее пришлось маненечко так потому что всю морду мне норовила расцарапать, сучка! Шлюха потому что! А я нормальный мужик, я не пидор какой-нибудь, у меня потребности! а они все кругом шлюхи и пидоры!

СУММА ПРОТИВ РЕВИЗИОНИСТОВ КАТЫНИ

1. Признаки подлинности документов Пакета №1.
а)Последняя страница письма Берии Сталину напечатана на другой машинке,что установлено экспертизой.
б) В одной из двух выписок постановления Политбюро тщательно затерты дата и имя адресата и наверху надпечатано: "27 февраля 1959 г. Товарищу Шелепину".
Это все легко объяснимо, если исходить из подлинности документов: Берия внес изменения в документ (очевдно изменил список состава предполагаемой "тройки") перед самой подачей его Сталину и ему срочно понадобилось перепечатать страницу; Шелепин затребовал документ, готовя свое письмо Хрущеву, и так как документ еще не оформлен как архивный, то с ним поступили по правилам ЦКовского делопроизводства. Но это абсолютно необъяснимо, если исходить из предположения о фальсификации. Зачем это фальсификаторам? Очевидно изготовление одного листа на особой машинке ничем им не помогает, а внесение на документ поздней даты может только повредить их цели.
Collapse )

(no subject)

Дело "Геббельс vs газета "Правда" о Катыни" создало парадокс, почему-то пропущенный греческими философами: "если два лжеца обвиняют друг друга во лжи, как минимум один из них говорит правду".

Ветеран

Когда мне было лет 12, к нам пришел Ветеран.
Ветеран был хром (он говорил что от раны, полученной в жестоком бою), косозглаз и горбат; голова у него была в форме яйца, покрытая сверху каким-то седым пухом,а голос пискливый до невозможности.
Но что с того! Ведь он был Ветеран величайшей Войны в истории! Мы смотрели на него во все глаза и слушали во все уши.
Долго рассказывал он о боях-пожарищах, о друзьях-товарищах, о 3650 дней и ночей той Войны. Вспоминал об Агамемноне и Менелае, Ахилле и Патрокле, Аяксе и Одиссее – всех этих героев, имена которых давно уже стали легендой, он знал лично!
Звали ветерана Терсит.